Полезное
Новости
...

Виталий Милонов: «Просто я воин света»

Виталий Милонов: «Просто я воин света»

25 лет назад, 27 мая 1993 года в РСФСР была отменена 121-я статья Уголовного кодекса, карающая за мужеложство. Для депутата Госдумы Виталия Милонова эта дата — повод для размышлений о деградации общества. Не зря некоторые СМИ называют его «главным гееборцем» страны — на двери думского кабинета Милонова даже висит табличка «Содомитам вход воспрещён».

Виталий Цепляев, «АиФ»: — Виталий Валентинович, будь ваша воля, вы бы гомосексуалистов сегодня снова сажали? Или расстреливали?

Виталий Милонов: — На самом деле, та статья УК действительно держала этих людей в рамках — они хотя бы не считали возможным выставлять свой порок на всеобщее обозрение. Ведь если порок получает легальный статус, то он перестает быть желаемым к исцелению и распространяется — как вирусное заболевание у человека, больного СПИД. Критическое отношение к пороку — это духовная иммунная система человечества.

Хотя в прежнем виде я бы эту статью возвращать не стал. Карать за сами противоестественные связи не надо. Но их пропаганду пресекать нужно жёстко. Мне нравится старый американский принцип don’t ask — don’t tell (не спрашивают — не говори). В замочную скважину за гражданами государство подсматривать не должно. Но и кричать на каждом углу о своих девиациях гражданам тоже не надо.

«Они хотят взять кусок пятернёй, потом скатертью вытереться и смачно рыгнуть»

— Известный тележурналист, открытый гей, заявил о желании участвовать в выборах мэра столицы. Как вам это?

— По-моему, это достаточно дешёвый шаг со стороны г-на Красовского. Человек заведомо выставляет себя каким-то клоуном, хочет эпатировать публику. Почему он считает, что бегать со спущенными штанами — это в рамках приличий? Почему мы должны знать о его проблемах с сексуальной ориентацией? Просто омерзительно слышать, когда взрослый человек, когда-то неплохой журналист, унижает себя и всех вокруг рассуждениями о своих девиациях.

Культура - это всегда победа над рефлексом, над инстинктом, над собственной низменной натурой. Культура - это стремление к высокому.

— Но он вам возразит, что как раз такие, как депутат Милонов, и заставляют его об этом громко говорить, потому что нарушают его права.

— Во-первых, его право спать с кем он хочет никем не нарушается. А во-вторых, такие как депутат Милонов — это как дворники, которые убирают окурки с тротуаров. Если признать правоту Красовского, то получается, что все, кто бросает хабарики на улицах, тоже должны баллотироваться. Потому что они не хотят, чтобы им запрещали плевать мимо урны, ругаться матом и т.п. Но есть понятие культурной нормы. Культура — это всегда победа над рефлексом, над инстинктом, над собственной низменной натурой. Культура — это стремление к высокому. А г-н Красовский настаивает на деградации, на том, что некоторые инстинкты должны возобладать над культурой и цивилизацией. По сути, он возвращает нас в эпоху, когда люди поедали корешки у стволов деревьев и справляли нужду там, где им захотелось. Он говорит о том, что его животный инстинкт не должен быть сдержан с помощью норм этики и морали, а наоборот, должен быть отпущен на волю. Но человеческая цивилизация — это всегда набор ограничений и правил. Это всегда неудобное пользование вилкой и ножом. Неудобное, потому что, конечно, проще взять пятерней этот кусок мяса и сожрать его, а потом скатертью вытереться и смачно рыгнуть.

— Вы были автором петербургского закона о запрете пропаганды гомосексуализма в 2012 году, потом аналогичный акт приняли и на федеральном уровне. Этот закон сработал?

— Конечно. Полагаю, что те, кто хотел уже было как-то о себе в этом плане заявить, решили этого не делать. Кто бы что ни говорил, но такие охранительные законы нужны нашему обществу. Потому что, если мы отметим его иммунную систему, то зараза тут же победит.

Жизнь человека подобна спуску с большой горы. Государство обязано расставлять красные флажки на этом пути, чтобы вы не сорвались в пропасть.

— А вам не кажется, что у нас явный перекос в сторону охранительства?

— Да упаси Боже! Запрет — это не жупел, которым всех пугают как раз всякие красовские. Запрет — это мера предосторожности. Жизнь человека подобна спуску с большой горы. Государство обязано расставлять красные флажки на этом пути, чтобы вы не сорвались в пропасть.

К тому же сегодня такое опасное время, когда переосмысливаются ценности. Мы видим, что в ряде стран Европы отклонения почитаются за норму... На днях в газете «Индепендент» написали, что «жуткие гомофобные законы» в России угрожают болельщикам на чемпионате мира по футболу. Что за бред? Во-первых, я ни одного футболиста или болельщика из ЛГБТ никогда не видел. И не могу себе представить, чтобы английские фанаты приехали к нам с радужными флагами. Зачем нормальному болельщику вытаскивать на трибуну нюансы своей сексуальной жизни? Разве это прилично? Впрочем, кое у кого на Западе сейчас свои представления о приличиях. На днях на британском посольстве в Белоруссии вместо государственного флага вывесили флаг ЛГБТ. Это смесь глупого пацанства с гопничеством — мол, пойду и специально нарисую вам слово из трех букв.

Человек в силу своего несовершенства иногда бывает слишком дерзок, впадает в нигилизм. Ему кажется, что он умнее Бога и может его победить. Нет, не умнее! Ни разу ещё ни у кого это не получилось.

Вот почему обществу пора задуматься о сохранении матрицы нравственных законов, которая лежит в основе его развития. Мы же не спорим с Ньютоном, не утверждаем, что открытые им физические законы устарели и новый либеральный мир может им не следовать. Потому что яблоко всё равно падает на голову любого либерала с ускорением 9,8 м в секунду. И не учитывать эти законы в повседневной практике нельзя. Точно так же есть законы человеческого развития, отказ от которых приводит к катастрофическим последствиям. Потому что человек в силу своего несовершенства иногда бывает слишком дерзок, впадает в нигилизм. Ему кажется, что он умнее Бога и может его победить. Нет, не умнее! Ни разу ещё ни у кого это не получилось.

Сбор гуманитарной помощи для жителей Крыма, 2014 год. Фото: РИА Новости/ Игорь Руссак

Если Господь дал вам богатство, то не для того, чтобы вы жрали чёрную икру ложками. А для того, чтобы вы распорядились им ответственно.

«Богатство вам не для того, чтобы вы жрали чёрную икру ложками»

— А как с точки зрения нравственных законов вы бы оценили существующий в обществе огромный разрыв между богатыми и бедными?

— Общество, безусловно, осуждает олигарха, который тратит огромные деньги на шлюху — вместо того, чтобы оснастить пару труб своего завода дополнительными фильтрами. Но априори в нашем обществе нет ненависти к богатым. Наоборот, богатство является искушением, прежде всего, для самого богатого. Это тяжкое бремя, испытание, которое на него накладывает Бог. И это испытание более жесткое, чем испытание бедностью. Если Господь дал вам богатство, то не для того, чтобы вы жрали чёрную икру ложками. А для того, чтобы вы распорядились им ответственно. Богатый человек должен стать деятелем, производителем добра, должен следовать нравственным нормам — точно так же, как какой-нибудь бедный продавец шавермы. И если бы тот самый олигарх прислушивался к этому закону, он бы сказал: слушай, рыбка моя, иди-ка ты отсюда в ж... Недовольство в обществе появляется не оттого, что в нём есть богатые, а оттого, что они начинают наплевательски себя вести. Но Господь таких покарает, потому что это негодяйство, расточение посланного им дара. Кстати, посмотрите на европейскую элиту — там почти никто не страдает этой нашей цыганщиной, любовью к цацкам, бриллиантам. Там ценится другое — стать, благородство, воспитание, культура. Метать бисер — признак не богатства, а дури, духовной нищеты.

— Если вы против излишеств, то почему тогда не поддержали инициативу некоторых ваших коллег о резком, в 10 раз, сокращении зарплаты депутатов Госдумы?

— Я против нечестности. Тот, кто это предлагает, явно не живёт на депутатскую зарплату. И подобные предложения — абсолютный популизм. Вот я получаю 300 тысяч рублей в месяц. Хорошая зарплата, по российским меркам. Но половину я трачу на доплаты юристам, которые помогают мне писать законопроекты, своим помощникам, у которых зарплата всего 30 тысяч. Оплачиваю расходы по работе в своем избирательном округе — он громадный, 550 тысяч избирателей. Бывает, на приёме меня просят помочь, отправить какого-нибудь мальчика-сироту на чемпионат. Миллионы просьб! Честно скажу — как отец 5 детей, живущий на два дома в двух городах, я не жирую. И моя жена не выкладывает, как жены некоторых инициаторов этого законопроекта, сумочки от Louis Vuitton за 300 000 рублей. Если бы я работал менеджером в какой-нибудь компании или частным консультантом, зарабатывал бы гораздо больше. В депутаты я пошёл не ради денег.

Управленцы нужны, нам бездари не нужны, которых сегодня выпускают миллионами всякие «институты». Это же пародия на высшее образование!

— Кстати, о менеджерах — в одном из интервью вы назвали их «глистами нашей экономики». Предлагаете всех отправить к станку или в поле работать? Управленцы нам не нужны?

— Управленцы нужны, нам бездари не нужны, которых сегодня выпускают миллионами всякие «институты». Это же пародия на высшее образование! Нарушены все пропорции! Плодятся только юристы, менеджеры, экономисты. И ещё врачи, потому что эту профессию сделали модной разные сериалы про докторов, где показана не правдивая жизнь, а сказка. Этакие врачи в стиле «Духлесс», которые живут в Москва Сити, ездят на дорогих машинах... Но чтобы построить тот же Москва Сити, мы вынуждены приглашать итальянских и турецких инженеров, прорабов. Знаменитый Западный скоростной диаметр в Петербурге строила турецкая фирма — это же позорище! Нет, эти турки молодцы, они правильную профессию выбрали. А наши дураки, которые воротят нос от стройки, от производства, думают, что больше заработают, протирая штаны в офисе. Хотя хороший рабочий давно уже получает больше.

— Почему же мы плодим дураков с дипломом об образовании?

— Потому что у нас свобода! Нам же говорили — рынок всё отрегулирует. Ну и где эта регулирующая фигня? Нету её! Все эти частные лавки с вывесками вузов, которые зарабатывают на платном образовании, они себя эффективно рекламируют. И дети туда идут, думая, что все станут банкирами. Но с чего начинали многие наши олигархи? С рабочего, с мастера, с начальника цеха. Прошли все ступеньки. Эти люди знают, что такое отмывать руки от грязи. А нынешняя молодежь знает только, как тратить папины деньги.

Когда я спрашиваю полицейских, почему вы не можете победить бордели, каждый раз слышу плач Ярославны: нет сил, нет времени.

«Первым иду туда, куда ещё никто не ходил»

— Вы выдвигали идею создания полиции нравов — она по-прежнему актуальна?

— Ещё как. Почему у нас разгул проституции колоссальный? В Петербурге на каждом столбе объявления: сауна, девочки, отдых 24 часа. И эти телефоны не меняются годами. Правоохранительные органы всё знают, но ничего не делают. Потому что кто-то на этом хорошо зарабатывает. Или потому что руки не доходят. Когда я спрашиваю полицейских, почему вы не можете победить бордели, каждый раз слышу плач Ярославны: нет сил, нет времени. Хорошо, давайте создадим специальную службу, которая защитит этих девчонок от попадания в кабалу.

— С чем вы только не боролись — с кальянами и газировкой, ношением купальников в общественных местах и даже с теорией Дарвина. А много ли побед на счету?

— Я в некоторых вещах как пионер. Или как ледокол. Я первым иду туда, куда ещё никто не ходил. Поначалу кто-то над этим постебётся, а потом, глядишь, и другие присоединятся. Например, я призывал запретить одноразовые мангалы. Сперва говорили — мол, опять этот чудак с кадилом отчебучил. А когда про мангалы сказал Сергей Иванов, все закивали — да, действительно, это вредно, леса захламляем. Мне слава не нужна, если мои идеи подхватывают другие — не жалко, был бы результат. То же самое с запретом трансжиров — сколько я об этом говорил, с каким лобби боролся. Но в итоге приняли новый таможенный регламент, и процент трансжиров резко сократился. Многие такие победы я даже не запоминаю. Но смотришь — то тут, то там сделали так, как я предлагал.

Я работаю только с одной проблематикой. Со злом. Если ты видишь зло, с ним надо бороться.

— Где вы берете идеи для своих законопроектов, которые иначе как скандальными в прессе не называют? У вас есть советники по креативу?

— Очень много людей мне пишут. Каждый день по 100-200 писем приходят в соцсетях, со всей России. Если где-то какая-то гадость происходит — просят заступиться. На самом деле, моя работа очень простая. Я работаю только с одной проблематикой. Со злом. Если ты видишь зло, с ним надо бороться.

— Ну хорошо, а велосипедисты-то чем вам не угодили? Они тоже зло? Зачем вы требуете от них регистрации, сдачи экзаменов? Почему против велодорожек?

— Ездить на чем угодно по дорогам общего пользования можно, только зная ПДД. Когда берут и без того узкую дорогу и отрезают от нее велодорожку — это бред. В моем родном Петербурге 6 месяцев в году лежит снег. А велодорожка выделяется на весь год. И даже зимой, в минус 20, с сугробами, ты на своей машине на эту полосу заехать не можешь, потому что там теоретически должен проехать сумасшедший хипстер с наушниками в ближайший кофе-шоп за фалафелем.

— Хотели сделать как в Копенгагене, видимо.

— В Копенгагене другие дороги, в разы меньше плотность населения, меньше машин. А если вы в нашей плотной застройке да на дороге из 3 полос пытаетесь выделить одну под велосипеды, у вас будет коллапс. И будет ненависть к велосипедистам. Ладно бы они еще по дорогам ездили. Но ведь лезут на тротуары, сбивают детей. А сейчас некоторые велосипеды с электромоторчиками едут под 60 км в час. Да они любому шею могут сломать! Дело не в том, что я не люблю велосипедистов. У меня тоже есть велосипед. Но у меня есть права, и я знаю ПДД. А какая-нибудь глупая девчонка села на велик и поехала, не зная правил, и завтра она, такая красивая, окажется в инвалидном кресле. Вот это возмущает.

Всё повторяется: когда-то Рим завоевали одетые в шкуры предки нынешних немцев, а сегодня уже самих немцев теснят новые варвары.

«Корову за сиську дергать никто не умеет»

— Я до конца не понял вашего отношения к Западу. То ли он тлетворный, то ли наоборот развитый...

— Запад не тлетворный сам по себе, но сегодня он переживает глубокий кризис. Скажем, в Германии самая лучшая система соцзащиты в Европе, там прекрасные роддома. Почему же тогда эти немецкие дуры не рожают детей, почему все роддома там заполнены мигрантами? Потому что нравственные ценности разные! Ценности мигрантов таковы, что они обеспечат им выживание. А немцы вымрут как древние римляне, которые тоже хотели восторгаться высоким искусством, пирами и мальчиками в тончайших туниках... Всё повторяется: когда-то Рим завоевали одетые в шкуры предки нынешних немцев, а сегодня уже самих немцев теснят новые варвары.

Виталий Милонов во время XXVI Международных Рождественских чтений в Совете Федерации в Москве. Фото: РИА Новости/ Илья Питалев

Мы должны защитить наши ценности и культуру от разграбления, иначе не выживем. Наши отцы за эти ценности на войне сражались и погибали, а мы вот так всё сольем бездарно?

Рождаемость в Европе падает, мигранты наступают, реальное производство уничтожается. Для меня как для петербуржца Швеция всегда была не просто соседкой, а символом европейского процветания. Самые безопасные автомобили Volvo и SAAB, самые лучшие в мире телефоны Ericsson. А то осталось? Ничего! Бренд Volvo купили китайцы, SAAB вообще просрали, Ericsson загнулась. Остались только табуретки Ikea и, может, IT-технологии. Но IT-технологии — это мыльный пузырь, нельзя на этом благополучие страны построить. Надо всё равно что-то жрать, что-то одевать. А когда у вас все вокруг такие умные, все менеджеры, но никто корову за сиську дергать не умеет... Мы не должны повторить этих ошибок, должны защитить наши ценности и культуру от разграбления, иначе не выживем. Наши отцы за эти ценности на войне сражались и погибали, а мы вот так всё сольем бездарно?

— То есть вы не просто борец со злом, а борец за выживание нации?

— Я бы скромно так сказал — просто воин света.

...

подробнее...

Опубликовано: АиФ - Monday, 28 May

Реклама
Утро24 - все новости сейчас
(Версия от 25.12.2015г)
PHP RSS Reader Free Version

Для детей старше 16 лет.