Бывает так, что в твоей новой квартире остаются следы старых преступлений, многолетних несчастий и предательств. И хотя все эти клады, убийства, запутанные взаимоотношения – дела чужих, совершенно посторонних людей, в центре детектива оказываешься именно ты!

Но Алиса Ельская, героиня нового романа Татьяны Алюшиной – не только большой ученый, а еще и сильная, деятельная женщина. Она не станет пассивно ждать, пока неведомый убийца проникнет в ее квартиру и отыщет там клад, спрятанный бывшими хозяевами. Не будет рыдать и думать, зацепит ее чужая смертельная интрига или пройдет стороной.

А уж если на помощь придет бывший одноклассник, работающий в полиции, то можно не только распутать сложное преступление, но и получить шанс на любовь – чистую, нежную, настоящую. Тот самый шанс, которым Алиса и Денис не сумели воспользоваться в юности.

«Но стоило ей оказаться по другую сторону стекла и шагнуть в палату, как на нее обрушилось целое звуковое море этого особого изолированного мирка: пищали на разные лады и щелкали всевозможные датчики, выводившие снимаемые с пациента показания на экраны мониторов; в больших стеклянных цилиндрах мерно вздымались и резко опускались черные мехи искусственного дыхания; что-то негромко монотонно гудело на одной ноте в углу комнаты и совсем не тихо разговаривали три медика возле койки с одним из пациентов. И все эти звуки – громкие и чуть слышные, навязчивые и еле уловимые – сливались, перемешивались между собой, образовывая один тревожный, напряженный шумовой фон, и, как ни странно, порождали гораздо больше надежды на победу, на лучший исход, чем там, за стеклом, отсекавшим палату от здорового мира. Бог знает, как так получилось и что вызвало в ней подобную ассоциацию, но эта звуковая какофония, пусть совсем негромкая, а не предупреждающие фанфары Рока, внезапно словно отрезвила ее, вдруг очень ясно высветив в уме все, что она уже сделала и еще намеревалась сделать и ради чего, собственно, и проникла в реанимационную ковидную палату. И в этот момент весь четкий, продуманный план неожиданно увиделся женщине не серьезной, рассчитанной до мелочей операцией, а совершенно нереальной, глупой и опасной аферой.»

<