Сказочно живется в заповедном лесу! И с лешим поработать можно, и с русалками искупаться, и с Дубом знаний поболтать. А там и развлеченьице подоспеет — очередные охотники за невестой новую ловушку изобретут, да сами в нее и попадут. Да только словно тучи темные наползают, когда Веся приводит в избушку измученного раба-охраняба. И вроде зла в нем нет, и несправедливость черная вокруг него, а по пятам за ним опасность и смерть идет. Выстоит ли Ведунья лесная против архимагов, ведьм и… чародеев?

«Никакой информации в книгах я не нашла, только даром время потеряла. Что дальше делать примерно знала — поначалу как ведунья леса Гиблого полновластная, взращу-сплету ограждение, свою отчищенную территорию оберегая, а опосля в сон провалюсь, и вот тогда-то и начнется самый сложный бой. Справлюсь ли? Должна, так или иначе, но должна. И думать об этом сейчас тоже должна, ни на что иное не отвлекаясь, а я… отвлекалась я. В холодной воде еще как-то было холодно, словно все мысли и чувства скованы, а в теплой я о теплых сильных руках вспомнила, о глазах, в которые смотришь и паришь, о губах, теплых, сухих, ласковых… Да о чувстве странном, словно в груди цветы распускаются… Ведь ощутила я это, всем сердцем ощутила, а разумом ведаю — быть такого не может. Один раз в год сады цветут, один раз в жизни весна у ведьмы бывает. Одна весна, всего одна, другой быть не может. Не может ведь быть, никак не может, а только… что-то не так с сердцем моим. Бьется оно чаще, стоит подумать об Агнехране, и хорошо мне с человеком этим так, как никогда и ни с кем не бывало. Я себя с ним как дома чувствую, словно родной он мне, будто совсем близкий. От чего так? По теплу человеческому истосковалась? Или быть может опору ищу, в этой неспокойной буре чудовищных открытий и перемен? Что со мной?»

<